19:25 

"Совершенная игра" Глава 3. Глоток воздуха. Продолжение

olgadream
Она любила целовать мои руки. Она трепетно прикасалась к фалангам моих пальцев, как к чему-то сокровенному и ускользающему. Она говорила, что целует руки только людям, которых считает родными..
- Ты целовала руки Клэр?
- Да, её да. Я любила её.
Она тяжело вздохнула.
Клэр жила в другом городе. Но расстояние никогда не было для неё преградой. Она приезжала к ней. Клэр была капризной девочкой с большими глазами и коротко стриженными волосами неопределённого цвета. Неопределённого, так как её натуральный цвет волос уже трудно было определить за несколькими десятками перекрашиваний. Она была неформалкой. Наверное, это привлекало её к этой малолетней бестии больше всего. Клэр никому не подчинялась. Даже ей.
У неё была среднестатистическая внешность. Мне она казалась заурядной. Хотя красота – это слишком субъективное понятие. И понимает её каждый по-разному. Для меня красота – это пропорциональность. Это значит не только внешнее соблюдение пропорций, но и внутренний баланс. Пропорциональность в моём понимании – это правильное распределение видимого невооружённым взглядом и внутреннего содержания. Вы скажете сейчас, что это какой-то бред с заумной терминологией, набор умных слов, лишённых здравого смысла. Может быть, Вы и правы. Но таким является моё восприятие настоящей красоты. И я вряд ли заставляю кого-то воспринимать его именно таким образом. Вы можете понимать это иначе. Для неё красота была непосредственностью. И для неё эта девчонка была «прекрасным созданием». Так она её называла. Клэр бесило такое невоодушевлённое сравнение, однако ЕЁ такая истеричность только заводила.
Она не умела играть на пианино. Но у Клэр был тонкий музыкальный вкус. И она хотела проникнуться частичкой её. Тогда она просто открывала крышку пианино и просто легко ложила пальцы на клавиши, слегка перебирая. Если даже в те минуты она и не создавала шедевральных мелодий, то по крайней мере становилась ближе к ней. Издаваемые из пианино звуки были отрывчаты и неуместно разной тональности, они больше напоминали несмелые пробные аккорды ребёнка под присмотром строгого учителя музыки, чем целостную мелодию пальцами Клэр. Но для неё это было вряд ли настолько важно, ведь она знала, что Клэр нравилось наблюдать за ней в те моменты. Она медленно подходила к ней сзади и, наклонившись у её головы так, что она затылком чувствовала до дрожи во всём теле её размеренное дыхание, она неспеша опускала пальцы на клавиши, нарочно задевая при этом кожу её рук нежными столкновениями. Ей нравилось сводить её с ума, профессионально скользя пальцами по клавишам пианино так легко и непринуждённо, как если бы инструментом было тело её любимой. Она ловила неземное удовольствие, создавая музыку из сочетаний нот, хитросплетений пальцев и её вздохов.
Она была у неё несколько раз. Или даже жила некоторое время. Они часто ругались. Часто мирились. Часто были далеко друг от друга. Расставались. Встречались снова. Говорила ли она, что любит? Глазами – да, словами – нет. Была слишком горда признать свою слабость. И Клэр это знала. Для Клэр она была необыкновенной. Не такой, как все. Для неё это было впервые.
Она всегда знала, что впереди их неизбежно ждёт конец. Их связь не имела продолжения уже с самого начала. Это были обречённые на разрыв отношения. И потому каждый раз, осознавая эту неизбежность, она понимала, что чем больше она оттягивает этот момент, тем больнее будет в итоге отпустить её. А она должна была отпустить Клэр, отпустить навсегда.
Клэр на зло курила её сигареты. Она искала повод остаться с ней. Она намеренно устраивала истерики. Она звонила ей так часто, как только могла. Она писала ей много ничего не значащих, но милых сердцу сообщений. Ничего не значащих «котёнок», «лапочка», «я о тебе подумала миллион раз и ещё сейчас один, когда пишу тебе..», «я скучаю», «ты забыла обо мне», «ты ведь помнишь, как..Ты всё помнишь», «Зай, ответь. Я волнуюсь»… В этих коротких электронных записках был стандартный набор эмоций, но для них там помещалась целая вселенная. Она боготворила Клэр. Для неё каждая деталь с ней приобретала особый смысл. Даже теперь звук пианино вызывает у неё двойственное чувство. Она долгое время избегала пианистов и мест, где бы они могли быть или хотя бы смутно напоминавших об этом музыкальном инструменте. И когда однажды я привела её в «Галерею», она вздрогнула, когда услышала с этажа выше знакомую мелодию. Парень играл на пианино на специальной платформе, прикреплённой тросами между первым и вторым этажом. Её взгляд внезапно потух. Её глаза стали пустыми. Воспоминания вдруг ожили в её сознание так остро, как если бы ещё вчера Клэр играла для неё «Ноктюрн влюблённых». Её охватило отчаянье и ужас. Впервые она слушала звуки пианино, которые создавали не пальцы её любимой Клэр. Слушать эти звуки означало для неё предательство. Ведь её уже не было рядом. Она вдруг захотела уйти прочь. «Он бездушно играет», - тихо сказала она. «Да, - ответила я. – Наверно, слишком бездушно для того, кто делает это бесплатно». Она повернулась ко мне: «Ты знаешь его?» Я улыбнулась: «Нет, но я бываю здесь очень часто, чтобы понять, что его не интересуют деньги и играет он исключительно ради искусства». Она снова возвратилась к тому месту. Я видела, как завораживала её музыка. Видела, как она боролась с противоречивыми чувствами наслаждаться мелодией и отпускать Клэр.
«Ты так нелепо выглядишь в этих туфлях…» - «Да, но тебе ведь этого всегда хотелось…» - «Увидеть тебя нелепой?» - «Увидеть меня на шпильках».



 

@темы: "Совершенная игра"

URL
Комментарии
2012-12-24 в 19:57 

Gentian
«Бал, корабль и яд кураре»
Тоже атмосферно и размеренно =) Красиво. Спасибо.
Только в том куске, где про отношения девушек, я запуталась между ними. Она, она, они, она, она... Почаще имена бы =)
И еще лучше отбивать абзацы пустой строкой, чтобы не сливалось так, читать тяжело иначе.

2012-12-24 в 20:02 

olgadream
Да, можно действительно запутаться. Просто для меня с именами как-то пресно получается. Имена для меня там как раз не важны.

Насчёт пустых абзацов это - хорошая идея. Благодарна Вам, Gentian.

URL
     

Гротеск

главная