Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:46 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:33 

Я помню тот летний день, когда я усталая шла после работы и прокручивала в голове список необходимых покупок с тщательным и скурпулёзным перечнем их наименований. Это обычно успокаивает. Чем детальнее, тем более умиротворяюще. Мой взгляд зацепился за татуировку вышагивающей рядом прохожей. Татуировка в виде ноты и змеи показалась мне знакомой. Но у неё была стрижка, да и жуткая худоба была несвойственна. И стиль одежды школьницы. И к тому же, я никак не могла словить глазами её лицо. Даже когда она поравлялась со мной, её шаг ускорился так внезапно, что я отпустила своё любопытство. Переходя дорогу, я увидела, как она тоже идёт в том же направлении только по зебре. Похоже, мы шли в один и тот же супермаркет, и мне наконец удалось рассмотреть её лицо. Это была она. Лана. Она похудела, сменила стиль одежды, вернее, возвратилась к школьным вещам. И, конечно, всё так же она мало смотрела по сторонам, разве что на светофоре. Такой себе пунктик. Я схватила её за руку уже в магазине, почти перед кассами. Она повернулась от удивления, но руку не одёрнула. Только спросила: "Что ты здесь делаешь?" Мне было непривычно ощущать волнение. Может, потому, что мы давно уже не виделись. Сначала по моей инициативе, потом - по её. Всё же что-то неуловимое осталось. Мне даже слова подбирать было трудно, хотя обычно это у меня спрашивают нужные слова. И все слова лишние, когда сказаны не тому человеку. Она это запомнила. Мне захотелось с ней побыть. Она была не против. Много времени всё же прошло, наверное. И уже яркие эмоции угасли. Потому она выбирала очки, а я запоминала её глазами. Почему-то казалось, что это - единственная и последняя встреча после стольких случайностей. Мы стали ходить другими дорогами и общаться с другими людьми. Совсем чужие. Почти забывшие. А потом она предложила поехать к ней. Но как бы мне ни хотелось, я отаказала. Меня ждали в другом месте и другой человек. В принципе, как всегда случалось, когда она наконец соглашалась побыть наедине со мной. Тогда мы купили какого-то японского вина и нашли тихое место. Я мало что помню. О чём мы тогда говорили. Наверное, вспомнили, как тогда было, что мы были настолько близки, что ко мне ревновал её лучший друг. Это было чувство, похожее на ностальгию, такое лёгкое и невесомое. А потом она меня провожала, хотя мне обычно не нравилось, чтобы она меня провожала. По дороге она подарила мне красную розу. Мне стало не по себе идти с нею. Я попросила её идти другой дорогой, чтобы это не выглядело как прощание. Она как всегда согласилась. У самой станции метро я оторвала лепестки розы и выбросила в урну, а потом с облегчением вошла в подземный переход.


@темы: "Реквием по прошлому"

16:29 

"- Я сделаю это, так как ты всё равно не будешь помнить. Ведь так?

- Я буду.

- Да, хорошо, что ты забудешь. "

16:24 

Было время, когда она просила меня написать хотя бы точку, хотя бы смайлик в ответ. Было время, когда она находила мои пальцы и почему-то смущалась. Было время, когда она опасалась меня. Было время, когда я шла к ней с улыбкой. Было время, когда я ей с лёгкостью рассказывала секреты. Было время, когда она рассказывала секреты в ответ. Было время, когда она хотела, чтобы мои письма ей не доходили. Было время, когда я хотела оградить её от тех, кому она не могла сказать "нет". Было время, когда мы снова забывали о друг друге. Неизменно то, что сейчас это вряд ли страничка пройденного пути. Я могу скзать с готовностью, я счастлива, что она остаётся каждый раз, когда всем кажется, что я её теряю.


@темы: "Мироощущения в мире ощущений"

15:43 

Из её сообщений:

"Ты забавная, когда говоришь так, будто знаешь меня.
Я практически всегда улыбаюсь, когда ты так делаешь)" (С.)

10:17 

Мои страхи к новогодним торжествам почему-то резко обостряются. Слишком много печальных ассоциаций из прошлого, приходящихся на этот промежуток времени, слишком много ожиданий с неизбежными и стремительными разочарованиями, слишком много обязательств, которые невозможно проигнорировать. Я как будто стою на пороге новых потрясений, вернее, очередных потрясений, и мне стоит пережить это в короткие сроки.


@темы: "Мироощущения в мире ощущений", "Когда тебя никто не ждёт", "Реквием по прошлому"

17:35 

Вот я и пересекалась с ней по нескольку раз ненамеренно. Просто нас сталкивала какая-то невидимая сила. Это вызывало у неё смятение. В последний раз это произошло на центральной улице, когда я именно в тот день спешила на пробный урок в языковую школу и увидела её силуэт возле магазина. Я не могла пройти мимо, как будто мы не знакомы. Но в её глазах застыл страх, немой страх этой встречи. Она не понимала, как такое происходит, что мы всё ещё можем встречать друг друга в густо населённом мегаполисе. И она сразу же перешла на отвлечённую тему. По телефону позже она призналась, что просто не хотела в тот момент говорить о себе. По понятным причинам. Она собиралась на какую-то экскурсию. Она ни капли не изменилась. Та же маска из тонального, пудры, помады, туши вместо чистого лица без укладки в волосах, когда она была пьяная и настоящая. Мы не проговорили и пяти минут. Этот неловкий разговор, разбавляемый её вечным другом, который ненавидел меня после моего отказа взаимности. Это была совершенно другая атмосфера с ней. Она осталась для меня всё такой же пустой. И всё так же вызывала отвращение. Когда-то я была с ней тет-а-тет...могла наблюдать за её смущением под моими пальцами до дрожи...чувствовать её скользкие губы на моих ладонях... Я всё-таки бываю терпеливой.

@темы: "Реквием по прошлому"

19:26 

В голове столько идей. А на воплощение сил, исчисляемых в ноль процентов энергичности. И я скитаюсь в этом городе без поисков определённых целей и всё равно, наверное, рассчитывая на ответы вопросов, ещё не сформулированных чётко в моём сознании. Всё хаотично смешалось - прошлое и настоящее, и иллюзии будущего. И мне хочется чего-то ждать и одновременно осознание того, что ждать бесполезно, как бесполезно надеяться. Ведь надежды убивают ещё жестче, чем пустота вокруг: пустота мнимо наполненных людьми домов, пустота переполненных пешеходами улиц, пустота, съедающая изнутри. Мне хочется светлой наполненности, когда чувствуешь, что всё вокруг гармонично в своей неидеальности, что мысли непривычно легко скользят в голове, не задерживаясь надолго и не оставляя осадок в виде страхов и разочарований. Мне хочется равновесия. И, наверное, ещё насыщенности, когда смотришь на всё глазами только что прозревшего и увидевшего мир в его величии и непоколебимости. И гармонии всем. Кого я знала.

@темы: "Мироощущения в мире ощущений"

15:19 

Хотя я отчаянно отвергала, что этот день важен для меня, всё же мне он важен. Завтра будет мой новый день рождения, и сколько бы раз я ни пыталась себя обмануть утверждениями, что я ничего уже не жду, я подсознательно очень жду. Мне очень хочется оставить след в чьей-то душе. Хочется, чтобы меня помнили.


15:13 

Неизбежные трансформации

Общество законопослушных граждан катиться в никуда. Законы иногда бессильны против преступлений, зарождающихся в наших душах. Всё начинается с одной порочной мысли. Она развивается, заполняет мысленное пространство и становится навязчивой идеей. И от неё уже никуда не сбежишь, её от себя не спрячешь, её не похоронишь, пока она не трасформируется в нечто новое или не воплотиться в жизнь. Это как неправильным ген. Он уже есть в ДНК-цепочке и искоренить его практически не реально. Иногда мысли не подвластны нашему контролю уже изначально. Но мы всегда должны пытаться что-то сделать, даже если наши действия заведомо потерпят крах. Мы должны попытаться, так как даже не попробовав, мы не простит себе этого впоследствии.

@темы: "Мироощущения в мире ощущений"

16:44 

"Сегодня мне снилось небо..."

Сегодня мне снилось небо. Оно колыхалось, словно тонкая паутина. Его глубина звала меня за собой. Она звала меня. И я пустилась в её объятия. Прыжок в неизвестность длился какую-то долю секунды. Реальность переместилась, вернее, сместилась куда-то. В незнакомое место. Вернее, во сне я ловлю себя на мысли, что я уже здесь была. Deja vu. Практически все незнакомые места во сне почему-то кажутся знакомыми. Парадокс сна. Я была теперь в заброшенном доме. Внутри - полное запустение. Вернее, запустением чаще всего называют длительное отсутствие человеческого присутствия (забавный каламбур получился). Так вот, вряд ли там было запустение в стандартном понимании этого слова. Там не было запустения, там ощущалось, вернее, осязалось невидимое присутствие. И тот хаотичный беспорядок, котрый принято называть хаотичным беспорядком, на самом деле был идеальным порядком беспорядка, так как всё находилось там, как и принято в заброшенном доме - вещи не на своих обычных местах, а в таких местах, в которых они часто и находятся нами (вряд ли они быстро находятся, конечно), местах, в которых они пребывают в доме, намеренно заброшенном. Хотя...один факт был всё-таки странноватым, даже если учитывать все условности заброшенности. Это была вещь Нет, определённое количество вещей, которые и в незаброшенном, и в заброшенном доме не могли находится в таком мести и в таком состоянии. Странными были обрывки бумаги, блокнотные заметки. И они в беспорядочной последовательности вращались в воздухе. Они вращались так размеренно медленно, что мне удавалось даже ловить их глазами, правильнее будет сказать, улавливать их содержание.

"На тропке расходящихся дорожек..."

"Ты - странник..."

" ....сделаешь
Или большой выбор,
Или большую глупость..."

"Или останешься..."

"Умеренно светло, уютно..."

"Умеренно обычно
И умеренно приятно необычно..."

" Умеренно прохладно..."

"Умеренно и весело, и грустно
Там, где дорожки разветвляются..."

Там, где дорожки разветвляются, я и осталась.
(06.08.2011)


@темы: "Реквием по прошлому", "Истории для размышлений"

19:52 

Иллюзия

Насыщенность жизни определяется умением представить её всем насыщенной. Создать иллюзию. А иллюзии - это всего лишь миражи и оковы.

@темы: "Мироощущения в мире ощущений"

17:31 

Исчезающая уникальность

Фанаты портят очарование знаменитости. Когда ты открываешь для себя какого-то нового актёра или певца, или музыкальную группу, для тебя это становится своеобразной тайной. Ты лелеешь её в своем сердце, и каждый раз, видя объект своего пристрастия, искренне радуешься с неподдельной детской наивностью вашей встрече. Если же ты замечаешь со временем, что многие тоже млеют от твоего персонажа, уникальность его испаряется. Ты видишь, как кто-то тоже напевает строчки из его песни, кто-то вздыхает при виде его по телевизору или во время разговора о нём кто-то тихо и смущённо опускает глаза, и ты с ужасом понимаешь, что твоя тайна уже вряд ли тайна, она на всеобщем обозрении. И былой интерес со временем превращается в безразличие.


@темы: "Мироощущения в мире ощущений"

11:00 

Пути поисков

Путь поиска себя у каждого свой. У кого-то он прямой - и он видит его от начала до конца. У кого-то - тернистый, и он видит его начало, но ещё не знает, чем это закончится. А кто-то постоянно бродит по закоулкам, выискивая себя в совершенно неподходящих для этого местах. У каждого свой путь. Кто знает, к чему он приведёт даже с запланированным концом.


@темы: "Мироощущения в мире ощущений"

12:36 

"Совершенная игра". Глава 8. Турбулентность

«Дни полны пустоты,
Дни полны усталости.
Мне не хватает остроты.
Мне не хватает шалости.»
(«Меланхолия»)


Можно быть одиноким и в толпе. Ты стоишь среди людей и ощущаешь зияющую пустоту внутри, которую некем заполнить. Вокруг тебя много людей, но как странно, что никто из них не видит, что в тебе сквозная дыра и ты боишься дышать, так как при каждом вдохе ощущаешь, как воздух не наполняет тебя тоже.
Я пришла в парк достаточно рано. Рано для вечера игры уличного музыканта. Я просто сидела за пластиковым столиком и наблюдала за прохожими. Это было довольно оживлённое место, но именно вечером оно становилось особенно шумным. Когда темнело, этот отрезок аллеи наполнялся громкими голосами людей после работы, звуками шелеста упаковок чипсов, сухариков, обёрток мороженого у ближайшего киоска и беспечным смехом подростков… Всё вокруг преображалось. А мне иногда нужна была такая суета.
- И долго ты здесь одна? – услышала я у себя за спиной слегка ироничный голос Портера.
Я не удивилась его циничному тону.
- Я не одна, - ответила я, повернувшись к нему. – Здесь полно людей.
Он сел напротив и серьёзно посмотрел на меня:
- Зачем ты сюда приходишь?
Я пожала плечами:
- Мне тут хорошо.
Он достал сигарету и нервно закурил:
- Разве у тебя нет других мест?
Я не успела ответить. Экран моего телефона засветился, сообщая о поступлении нового сообщения. Я взглянула на знакомый номер и, улыбнувшись, встала:
- Уже есть.
Его глаза наполнились яростью и отчаянием:
- Это она? – пытаясь сохранять сдержанный тон, спросил Портер, поднимаясь.
Я молча взяла сумку и, не оборачиваясь, быстро направилась к подземному переходу. Но услышала за собой и его шаги. Он схватил меня за руку и потянул к себе.
- Ты встречаешься с Ланой? – его вопрос прозвучал больше как утверждение.
Я спокойно выдержала его взгляд.
- Отпусти меня, - я отдёрнула руку, но он ещё сильнее её сжал. – Мне больно.
- Мне тоже больно, - он слегка ослабил нажим. – Ты в курсе, что она избегает меня?
- Я ничего об этом не знала, - честно ответила я.
- Она находит причины, чтобы не видеться со мной, - я снова попыталась вырваться, но он всё так же удерживал мою руку. – Я же заметил, как она на тебя смотрела в последнее время. И уходила она буквально за несколько минут после тебя.
Предстоящий разговор должен был быть очередным выяснением, кто прав, а кто виноват, но в это время я услышала позади знакомый голос:
- А вы, я вижу, времени не теряете даром.
Это был Макс. И я была ему как никогда благодарна.
***

А потом мы играли с солнечными зайчиками у неё на стене. Мы ловили солнечные лучи руками, как дети, и бросались мягкими подушками с её кровати. Мы рисовали ноты в беспорядочных сочетаниях, а потом пытались их играть поочерёдно. Мы учились играть на скрипке и даже записались на уроки по игре на виолончели. Но ни разу туда не пошли, так как забыли адрес, а когда нашли его среди вороха бумажек у неё на журнальном столике, то он уже был бесполезен, так как над ним Клара когда-то поедала мороженое и буквы с цифрами здания расплылись от сладкой жижи.
Однажды она познакомила меня со своими друзьями. Это случилось, как только я решилась научиться кататься на скейте.
- Всё дело в технике, - Клер поставила доску на землю. – Главное – прочно стоять и при этом двигаться. Ничего сложного. Всё просто.
Она легко встала на скейт и проехала несколько метров.
- Теперь ты.
Я несмело шагнула на доску.
- А теперь двигайся, - Клара поманила меня рукой к себе.
Я осторожно оттолкнулась другой ногой и медленно скользнула по дорожке.
- Ураааааа! – Клара запрыгала, весело подняв руки вверх.
На этом моменте я не удержала равновесие и шлёпнулась на землю.
Ещё несколько попыток закончились провалами. И лишь один раз я полноценно проехала несколько метров, не приземлившись раньше скейта. Но Клара была довольна мной.
Позже к нам подошло ещё несколько ребят.
- Обязательно, чтобы все присутствовали при моём позоре? – я наиграно обиженно посмотрела на Клару.
- Они начинали так же, как и ты, - ободряюще улыбнулась Клара.
Их было трое. Все были музыкантами, что было необычно. Марк играл на рояле. Он был долговязым с копной тёмно-каштановых волос. Среди компании он был самим молчаливым. Он относился к незнакомым людям с осторожностью, как бы присматриваясь к ним. Марк был с обеспеченной семьи и немного стыдился этого, так как его друзья были по большей части из простачков. Эрик и Мэтт были из простых подростков, учившихся в обычном училище. Они были братьями и играли на гитаре. Любили шутки, веселье и относились ко всему с присущей только им наивностью озорных мальчишек, которым нравится сбегать с уроков и нарушать порядок. Они использовали скейт скорее как активный отдых, чем как хобби. Они постоянно соревновались между собой. Но это было скорее игрой, чем гонкой за победой.
- Это твоя новая подружка? – Эрик съехал с дорожки и осторожно поднял скейт.
Клара скорчила недовольную гримасу.
- Мы недавно познакомились, - я спокойно посмотрела на него и улыбнулась.- Так что я скорее новая знакомая Клары.
- А я – Эрик, - он протянул руку и улыбнулся в ответ. – А это Мэтт, мой брат.
Мэтт встал рядом с братом.
- У тебя неплохо получается.
Клара обняла меня.
- Да. У неё есть огромный потенциал.
Марк подъехал позже остальных.
На скейте он катался самоотверженно и виртуозно. Он умел целиком отдаваться любимому занятию. При его появлении чувствовалась особая магия непринуждённого общения. Клара называла его «везунчиком», так как он быстрее всех остальных овладел техникой скейтбординга.
- Марк у нас инструктор по доскам, - представила его Клара.
- У инструкторов есть ученики, - Марк поднял доску. – А у меня их пока что нет.
Клара подтолкнула меня.
- Уже есть, - рассмеялась она.
- Я принимаю вызов, - Марк загадочно улыбнулся. – Но у меня есть одно условие.
- Какое ещё условие? – Клара удивлённо подняла на него брови.
- Если через месяц она станет сносно кататься на скейте, то ты перекрасишься в жёлтый.
Эрик и Мэтт одобрительно подзадорили затею. Клара улыбнулась.
- Я согласна, - она подошла к Марку, и они скрепили пари крепким рукопожатием. – Но жёлтый тебе вряд ли подходит к цвету кожи.

Марк оказался упорным учителем. Мы занимались, когда у Клары были частые уроки по французскому. Её родители решили основательно подготовить её к ИнЯзу. Они наняли преподавателя престижного вуза в надежде, что он вытянет её начальный уровень на хороший продвинутый. Клара ездила к нему 2 выходных подряд электричкой – час вперёд, 2 часа занятий (ещё один час родители посчитали нужным для лучшего усвоения материала) и ещё час назад.
- У мамы ещё одна бредовая идея сделать из меня «умную» девочку, - жаловалась Клара, собирая вещи в дорогу – набор карандашей, альбом, записную книжку, плейер.
- Учебники оставишь? – я улыбнулась. Её повседневная сумка уже трещала по швам. Места катастрофически не хватало.
- Тогда нужно будет что-то выложить, - Клара озадаченно начала перебирать содержимое. – Но тут же всё самое необходимое.
- Тогда возьми мою, - предложила я.
- Ты меня спасла, - Клара интенсивно начала перелаживать вещи. – У меня почти постоянно недостаток лишнего пространства. Что-то обязательно не вмещается. И приходиться чем-то жертвовать. Мама говорит, что вместо новой сумки мне нужны новые увлечения. Как будто учебники занимают меньше места, чем альбом и пара карандашей.
Она посмотрела на часы и быстро запрыгнула в удобные серые босоножки.
- Кажется, я неизбежно опаздываю.

Он казался мне практически неуязвимым. Хотя его успехи были результатом ежедневных изматывающих тренировок.
- Ты неправильно ставишь нагрузку на ноги, - заметил Марк при моей очередной попытке. – Давай я тебе покажу.
Он неуклюже встал на скейт, напряжённо сжав кулаки.
- Вот так делаешь ТЫ. Опираешься на корпус, а не на ноги.
Марк сменил позицию.
- А вот так было бы правильнее. Равномерное распределение нагрузки.
Он легко скользнул скейтом по накатанному асфальту.
- Попробуй ещё раз.
Я послушно встала на доску и оттолкнулась. Несколько метров, и я приземлилась на руку. Марк помог мне подняться.
- Нужно поработать над торможением. Плавно сбавляй скорость.
Я осторожно прокатилась пару метров и медленно остановилась, опираясь на левую ногу.
- Уже лучше, - заметил Марк и довольно улыбнулся. – У тебя такое выражение, как будто я тебя загоняю до полусмерти.
Я тоже улыбнулась, словив себя на мысли, что слишком сосредоточилась на ногах, руках, скейте и напрочь забыла, что это всего лишь развлечение, а не подготовка к Олимпийским соревнованиям.
- Я научу тебе самому минимуму, - Марк взял доску и подошёл ко мне поближе. – Тебе Клара рассказывала правило трёх «С»?
Я покачала головой.
- Спокойствие, Самодисциплина, Стимул, - Марк легко скользнул рукой по доске. – Скейтбординг – это такое же искусство, как живопись, скульптура или музыка. К нему нужно прилагать усилия воли. Занятия тренируют не только тело, но и дух.
Я улыбнулась.
- А стимул для тебя – нежелания красить волосы?
Марк улыбнулся в ответ.
- Просто мне не подходит жёлтый.
Я снова встала на доску и попыталась удержать равновесие.
- А почему именно жёлтый?
Доска плавно уходила у меня из-под ног.
- Потому что Клара ещё не красила волосы в жёлтый.
Скейт мягко откатился в сторону.
- Теперь моя очередь, - Марк пристально на меня посмотрел. - Почему ты здесь?
Я попыталась сделать непонимающий вид.
- В смысле почему? Потому что мы катаемся на досках.
По его лицу скользнула едва заметная улыбка.
- Почему ты приехала в этот город?
Я устало опустилась на обочину рядом с ним.
- Потому что она здесь.
Он внимательно на меня посмотрел. Прямо в глаза. Одного такого взгляда было достаточно, чтобы понять, что он всё уже давно знает. Всё, что я упрямо скрывала ото всех уже на протяжении длительного времени. Всё это уже давно знал он, парень со скейтом с чужого города.


@темы: "Совершенная игра"

14:48 

Всё - зеркало, отражающее мир.

Walls, objects, bodies reflect you.
Everything is a mirror!
Your image chases you.

(Octavio Paz "An erotic beyond: Sade")



18:35 

Тонкие грани жизни

Однажды мы уходим в никуда.
Мир такой хрупикий.
Как и человеческая жизнь.

Мы понимаем свои ошибки.
Но иногда слишком поздно.
Поздно, чтобы изменить их.
И потому мы называем их жизненными уроками.

Иногда люди уходят от нас.
Иногда навсегда.
Некоторые возвращаются.
Когда мы уже не ждём их.

Когда-то мы будем любить.
Когда-то нам разобьют сердце.
Когда-то мы станет другими.
Но сейчас мы такие, какие есть.

@темы: "Истории для размышлений"

12:03 

"Совершенная игра". Глава 7. Там, где небо

«В чулане тихо и темно.
Она не спит. Ей всё равно.
Сквозь скважину видны лучи.
У её ног лежат ключи.
Она не хочет выходить
Туда, где небо.
Там, где жизнь.»
(«Жестокие рифмы»)


Он уже давно не заходил к ней. Она всё чаще находилась среди людей. В суматохе толпы она почему-то искала его взгляд. В давке проходящих пешеходов она интуитивно желала увидеть его глаза. Но он не приходил.
Лана возвращалась домой с бутылкой виски и, не включая свет, входила в свою комнату, ставила бутылку на стол, доставала два бокала – для себя и для него. И…ждала.
Это стало похожим на какой-то ритуал. Она не отвечала на звонки. Не читала встревоженные сообщения в её телефоне. Она просто молчала. Она упивалась тишиной и виски.
А потом тишина стала давить на неё. Тишина порождала образы, обрывки кем-то сказанных фраз, поспешные выводы. И всё это сливалось в единый поток кричащих противоречий, которые возникали из подсознания в хаотичном порядке и наполняли голову нестерпимыми сомнениями.
- Ты не в духе? – Лана прижала трубку телефона. – Тебя плохо слышно.
На другом конце послышались шорохи, стук босых ног по полу и звонкий голос, похожий на детский:
- Я только в дом забежала. У нас ливень. И я в духе. А связь на моём телефоне всегда была прескверной, ты же знаешь.
- А в ремонт сдать не пыталась? – она отпила несколько глотков виски.
- Нет. Не успеваю. Они работают за каким-то дурацким графиком. Да и к тому же, думаю, дело не в телефоне, - она зашуршала, вынимая из пакета покупки. – А в междугородных звонках. Эрик сказал, что такое может быть, когда слабое покрытие.
Лана потянулась к бутылке, и другой бокал со звоном упал на пол.
- Чёрт! – от досады она поставила свой бокал на стол.
- Ты снова пьёшь? – в вопросе прозвучала нотка иронии.
- Да, - Лана опустилась на кровать и закрыла глаза. – Я это всегда делала. Ничего не изменилось, Клэр.
На другом конце послышался вздох.
- Почему ты мне позвонила? – Клара подошла к окну и притронулась пальцами к стеклу. Капли медленно стекали по поверхности, оставляя мокрый след.
- Хотела услышать твой голос, - Лана нервно схватила сигарету и вышла на балкон. На улице было мрачно и сыро. Она поёжилась. Холод она всегда трудно переносила.
- И какой он? – Клара начала выводить по стеклу воображаемые узоры.
- Кто? – Лана взяла зажигалку и закурила.
- Мой голос, какой он?
- Твой голос, - мечтательно повторила Лана. – Он приятный. Он чертовски приятный. Целую вечность не слышала такого голоса.
- Всего десять месяцев. Это не вечность, - Клара горько улыбнулась.
- Ты меня ненавидишь? – Лана бросила окурок в пепельницу.
- Уже нет, - Клара отошла от окна и опустилась в кресло. – Может, ещё 2 месяца назад я и злилась. Но сейчас нет.
Лана достала ещё одну сигарету.
- Лучше бы ненавидела. Тогда бы мне не пришлось чувствовать вину за то, что тогда ушла, а теперь так скучаю за тобой, что хочу вернуться.
Лана бессильно склонилась на поручень. Ветер был пронизывающим.
- Клэр, скажи, что ненавидишь меня.
Сигарета дымилась у неё в руке, а она сидела на холодном балконе, судорожно сжав трубку.

Она проснулась от его мягкого спокойного голоса:
- А ты мне казалась сильнее. Очевидно, просто казалась.
Клод сидел напротив неё в слепящем свете утреннего солнца. И первое время она даже не могла различить его выражение лица.
- Какими становятся люди, за которыми никто не скучает…Жалкими существами с угрюмыми лицами, как будто, когда за ними скучают, жизнь наполняется смыслом.
Лана попыталась встать, но почувствовала жуткую слабость и ломоту во всём теле. Час на балконе не прошёл даром. Организм отчаянно боролся с переохлаждением.
- И ради чего ты это всё делала?
Клод наклонился к ней, и Лана увидела его усталое безупречное лицо.
- Что именно делала? – её голос показался ей чужим. Из-за вчерашнего холода она охрипла.
- Устраивала эти вечера памяти. Жалела себя?
Лана привстала и, укутавшись в одеяло, села, опираясь на подушки.
- Мне было одиноко.
По лицу Клода скользнула ехидная улыбка.
- Вот и я говорю, жалела себя. Все люди жалеют себя. Жалость – самое скверное ощущение. Оно медленно отравляет жизнь по желанию самого человека. Это медленный, но действенный яд. Какой прок от жалости? Вот ты идёшь по улице и видишь у обочины маленького бездомного котёнка. Ты подходишь к нему и начинаешь жалеть, возмущаясь жестокостью мира и окружающих людей. А теперь скажи, что котёнок получит от твоей такой жалости? Он голоден. Ему холодно, а какая-то прохожая монотонно сюсюкается с ним. Люди любят жалеть, но не умеют пользоваться этим ощущением для правильных выводов.
Клод нервно перебирал пальцами.
- Жалеть можно кого-угодно. Лишь бы эта жалость была продуктивной. Но я вот уже долгое время убеждаюсь, что для человека это совершенно ненужное ощущение. Странно, как люди пытаются оправдать жалость. Некоторые даже считает её совестью. А ведь тому бездомному котёнку нужна не жалость, а банка консервов и тёплое убежище.
- И как это относится ко мне? – Лана лениво опустилась в кровать.
Клод поднялся и подошёл к ней.
- Приведи себя в порядок. И свою жизнь тоже. Хватит уже жалеть себя.
Его лицо было спокойно и сурово. Идеальный рационализм. Лана тяжело вздохнула.
- А зачем? Зачем пытаться что-то изменить, если всё равно одинаково возвращаешься на исходную точку?
Клод склонился над Ланой и пристально посмотрел на неё:
- А ты плохо стараешься.
Он осторожно провёл пальцем по её щеке. Лана ощутила, как по её коже пробежали мурашки. Она вздрогнула, но не могла оторваться от его тёмных манящих глаз.
- Будь усерднее. Ты ведь можешь?
Свет играл в его волосах, создавая иллюзию сияния изнутри. И сознание медленно, но настойчиво ускользало. Лана хаотично пыталась остановить этот туман в голове, но он накатывал ещё с большей силой, и она отчаянно пыталась зацепиться за остатки ясности, не желая отпускать его…того, которого так мучительно долго ждала.

Её разбудил будильник. Лана подняла тяжёлую от похмелья голову и посмотрела на часы. Был полдень. Она провела взглядом комнату и вздрогнула. Клод сидел напротив неё, подперев подбородок. Лана снова недоверчиво посмотрела на часы, потом перевела взгляд на Клода.
- Ты не рада меня видеть? – он пристально посмотрел на неё.
Лана заворожено любовалась его тёмными глазами в немом исступлении.
- Кажется, ты мне снился.

Если бы меня спросили о самом странном воспоминании, я бы наверное возвратилась в вечер накануне выпускного. Собралась вся компания. Я стояла поодаль на ступеньках аллеи, облокотившись о каменную глыбу ограждения. Портер пил пиво и общался с Максом насчёт нового текста песни «Гринвич», его любимой группы. Их было прекрасно слышно, так как они всегда громко говорили, когда пили алкогольные напитки. В тот день был какой-то праздник. Но я не помню, какой именно. Было много людей вокруг. Лана покупала себе энергетик. К ней подошёл незнакомый парень. Он что-то спросил у неё, сильно наклонившись для особо доверительного тона и улыбаясь смазливой улыбкой похотливого самца. Лана повернулась к нему и что-то сказала в ответ. Его глаза округлились. Но его интерес к ней, казалось, стал ещё больше. Мы встретились с Ланой взглядом. Она кивнула мне. Я улыбнулась. Парень ещё что-то интенсивно говорил. Она повернулась к парню и, ничего не сказав, направилась ко мне. Незнакомец с интересом продолжал смотреть в нашу сторону, когда она поравнялась со мной и, наклонившись, тихо произнесла:
- Подыграй мне.
Она изящно откупорила свой энергетик и, отпив пару глотков, поставила жестяную банку на край гравийной дорожки. Она подошла ко мне вплотную и, слегка наклонив голову, поцеловала меня. Её руки крепко сжимали мою спину и двигались по рёбрам, а язык интенсивно исследовал мой рот. И я чувствовала вкус её энергетика и никотина. Когда она отстранилась от меня, я внимательно посмотрела на неё. Она тяжело дышала. Я оглянулась. Парень стоял в немом изумлении и одновременно с довольным выражением. Встретившись с моим взглядом, он отпил с бутылки и, повернувшись, зашагал прочь.
Вечером я отправила Лане сообщение: «Мне понравилось тебе подыгрывать». В конце я поставила маленький смайлик. Ответом было несколько дней молчания.
Она не появлялась в общей компании. Не давала о себе знать короткими сообщениями по телефону. Никто не видел её и не знал, где она. Она просто исчезла. Её голоса не было слышно в звуках разговоров. Её мягкие руки не ложились на мои плечи при очередном приветствии. Её взгляд не скользил по очертаниям моего тела. Вокруг стало пронзительно тихо.
Я увидела её только неделю спустя. Она сидела на скамейке около моего дома и курила.
При виде меня она резко поднялась и, потушив окурок, подошла ко мне.
- Я не могу больше с тобой общаться, - она нервно сжала свою сумочку.
- Это из-за Портера? – я спокойно посмотрела ей в глаза.
Она отрицательно покачала головой.
- Не из-за Портера.
- Тогда … хорошо, – я улыбнулась и зашагала прочь.
Она схватила меня за руку и повернула к себе. А потом её пальцы нежно притронулись к моему лицу, опустились к шее и остановились на груди. Она не отрывала от меня глаз. В них читалось страх, боль, безумие и ещё что-то странно мне знакомое.
- Что же ты делаешь со мной? – в её взгляде я увидела мольбу в тщётных поисках ответа.
- Только то, что ты хочешь, чтобы я с тобой делала, - самим кончиком пальцев я притронулась к своим губам, а потом нежно коснулась её.


@темы: "Совершенная игра"

17:40 

Вопрос ПЧ


Вопрос: Рассуждения какого персонажа заставляют Вас задуматься?
1. Автора  0  (0%)
2. Ланы  0  (0%)
3. Клары  0  (0%)
4. Клода  2  (100%)
Всего: 2

@темы: "Тем, кто читает этот дневник"

17:36 

"Совершенная игра". Глава 6. Гравитация (продолжение)

***

Она окликнула меня на платформе метро. Мы вышли с соседних вагонов, и она увидела меня первой. Сначала я не обратила внимания на то, что кто-то позади назвал моё имя. Я двигалась в шумной толпе пешеходов метрополитена, и потому особо не придала значение знакомому набору звуков. Когда я ощутила, что кто-то мягко сжал моё запястье, я удивлённо обернулась и увидела Эл. По раскрасневшимся щекам я поняла, что она пробежала за мной больше половины платформы и догнала меня почти что у самого эскалатора. Такая она была настойчивая. Её рыжие волосы слиплись кудряшками у висков и она поминутно поправляла их, пока мы поднимались вверх. Макса не было рядом с ней. Было странно видеть её одной, так как практически всё своё свободное время она не отходила от своего парня ни на шаг. Она была без меры ревнивой. И это вряд ли удивляло. Макс был её первым мужчиной, который оторвал её от любимого плюшевого мишки. Или временно его заменял. Тут уже точно сказать я не могла. После того дождливого дня, когда я узнала от неё правду о крахе наших с Портером отношений, я видела её ещё несколько раз. Она обычно приходила позже меня, потому иногда я с ней просто не пересекалась. Такие девушки, как она, были скорее во вкусе подростков-хиппи, чем в моём вкусе. Эл любила поговорить, особо не заботясь о том, что она говорит. Со временем у меня сложилось впечатление, что Эл просто не могла удерживать в голове все произошедшие события, чтобы не высказать их другим. Но проблема была в том, что для того, чтобы она окончательно исчерпала свои словесные резервы, не хватило бы и несколько часов. Но, с другой стороны, в ней было обострено чувство справедливости и, если на её глазах происходило что-то нечестное, она была среди первых, кто стремился всё исправить.
- Суматошный сегодня день, - Эл снова поправила свои рыжие кудряшки. – А ты – метеор. Я голос едва не сорвала, пока тебя звала. Мы с тобой ехали почти что рядом. И я тебя заметила, как только одной древней бабульке наконец-то уступил место какой-то студент, который сидел напротив меня и слушал «Грей Форест» в таких большущих наушниках на полголовы, что я даже все басы слышала, как будто из колонок «Dolby Surround». Так вот та бабулька заслоняла собой окно в соседний вагон, и, когда она приземлилась на сиденье, я увидела знакомый браслет на запястье.
- Ты узнала меня по браслету? – я недоверчиво посмотрела на Эл.
- Он у тебя постоянно сползает с руки, - она улыбнулась.- А ты смотрела, как будто сквозь меня.
Она наиграно укоризненно посмотрела на меня. Я улыбнулась и пожала плечами, не найдя больше ничего подходящего для данной ситуации.
- А мне ещё на ногу наступили. (Она печально посмотрела на цветные босоножки). Какой-то парень в зелёной футболке с черепом. Зелёный череп. Я бы его так назвала. Вот это кличка вышла. (Эл засмеялась своей «удачной» шутке). Вот ты можешь представить, чтобы кто-то из его друзей так к нему обратился? Ему бы, наверное, пожизненно пришлось бы ту футболку носить. Ведь он – Зелёный Череп! Вообще-то клички сейчас не в моде. Об этом я как-то не подумала. Но ведь идея интересная, согласись. Вот, например, мой давний знакомый…
- У тебя новые босоножки? – перебила её я, чтобы хоть как-то прервать очередной ряд её бредовых мыслей.
Она улыбнулась, довольная, что я обратила внимание на её обновку.
- Да. Мама купила. Последние порвались, когда я забивала гол на спортивной площадке в школе. Пыталась доказать Максу, что футбол – не только для мальчиков. Теперь он мне должен две пачки «Haribo». Спор-то я выиграла.
Мы вышли через турникеты на улицу.
- Ты сегодня будешь? – Эл перекинула через плечо сумку с мультяшным персонажем.
- Ещё не знаю, - у меня зазвонил телефон, и я, махнув Эл рукой и проговорив губами «Увидимся», включила вызов.

Вообще-то Макс был начинающим писателем. У него была только одна мама. Об отце никто не знал. Да и не спрашивал никто. Он писал рассказы в стиле «хорор». Один из них я однажды прочитала. Мне было нечем заняться. А он был рядом, сидел за столиком, когда я к нему подошла. Перед ним лежала тонкая тетрадь в клетку и дешёвая шариковая ручка в руке. Я всегда проявляла интерес к чужому творчеству.
- Ты пишешь? – до того момента я даже не знала, что он занимается сочинительством. Он никогда об этом не упоминал.
- Иногда, - он улыбнулся. Улыбка у него всегда была искренняя. Он мне почему-то часто напоминал маленького мальчика, всё ещё умеющего мечтать о прекрасном. А писал-то он, оказывается, об устрашающем. Получался какой-то странный парадокс. Но в нашей действительности так много парадоксов.
Рассказ начинался со звуков падающих с дырявого крана капель воды. На полу лежал человек, не в силах пошевелиться. Его сковывал то ли страх, то ли болезнь. Всё повествование было составлено с полунамёков и ужасающей обстановки. Сюжет развивался медленно, но стремительно. У Макса не было особого узнаваемого стиля, какой бывает у выдающихся писателей или подающих надежды самоучек. Но мне всегда нравилось его непредвзятое отношение к людям.
- Прям как Хичкок, - я передала ему тетрадку.
Макс улыбнулся.
- Мы просто работаем в одном направлении.
- Коллеги по творчеству? – Было жарко, и я достала из сумки бутылку с водой.
- Можно и так сказать. – Макс запрятал тетрадь.
Я отпила несколько глотков воды и откинулась на стул
- Кстати, Эл просила меня присмотреть за тобой.
Макс подпёр рукой подбородок:
- Так ты сейчас присматриваешь за мной?
Я засмеялась.
- Разве что чуть-чуть. И за компанию.
Макс одобрительно кивнул, скорчив понимающую гримасу на тему женской солидарности. За несколько секунд его выражение лица приняло обычный вид:
- А как у тебя дела? – он мечтательно наклонил голову.
- Я ужасно устала, - честно призналась я.
Я знала, что Макс из тех людей, кто не вмешивается в чужие отношения, а потому могла говорить ему всё, как есть. Я не боялась, что он не так меня поймёт или же об этом разговоре узнает кто-то посторонний. Он совершенно беспричинно внушал мне доверие.
- Я просто чувствую, что разваливаюсь на части, - я попыталась улыбнуться, но так и не смогла. Вышла какая-то грустная полуулыбка.
Макс поднялся со стула и подошёл ко мне сзади. Я почувствовала его пальцы на своём затылке. Его руки всегда творили чудеса. Он управлял ими с виртуозностью фокусника. Или даже лучше. Макс умел найти подходящий нажим и скорость движений кончиками пальцев, чтобы человек мог полностью расслабиться и довериться его приятным манипуляциям. После пятиминутного релакса он снова сел напротив меня.
- Уже легче? – его голос прозвучал искренне.
Я с благодарностью улыбнулась.
- Мне было приятно. Но это вряд ли поможет мне в моей ситуации.
Макс с тревогой взглянул на меня:
- Что-то случилось?
Я вдруг почувствовала горечь изнутри, которую не выпускала наружу уже долгое время.
- Солнце не упало, и небо не обрушилось мне на голову. Тем не менее каждый день я чувствую, как мир под моими ногами рушится. И всё идёт не так. Вернее, всё так, но это уже совсем иначе. И мне странно не по себе. Это как будто спутанные роли в игре. Каждый забывает, кто он есть на самом деле.
Макс внимательно на меня посмотрел.
- Просто окончи эту игру.


@темы: "Совершенная игра"

Гротеск

главная